Комментарии к записи О славе и Киркорове отключены

О славе и Киркорове

Вы таким тоном произнесли имя Киркорова, что у меня появилось подозрение: у вас с ним конфликт?

Конфликтовать с кем-то мне не свойственно. Но история действительно была. Однажды, еще на НТВ, я хотел делать программу «Аутодафе» — представлять известного музыканта в невероятных аранжировках. И решил сделать шаг навстречу попсе — позвонил Филиппу Бедросовичу. А он практически накануне прочитал где-то в газете, что я — бес меня попутал! — брякнул в интервью: скорее всего, наши внуки не вспомнят Киркорова, а вспомнят «Битлз»… То есть понятно же, что, когда я это говорил, то абсолютно не думал, что кого-нибудь обижаю! Оказалось — обижаю… Вот Филипп Бедросович и говорит мне: «И с чего это вы, господин Дибров, взялись решать за наших внуков, кого им вспоминать? Мы, знаете ли, Дмитрий Александрович, еще посмотрим, кого они вспомнят. Вполне возможно, что ваши битлы  всего лишь «На-На» эпохи Элвиса Пресли»… Я, честно говоря, не нашелся, что ответить, скомкал беседу и откланялся. Но с тех пор называю Киркорова только по имени-отчеству.

Не хотелось бы в разговоре с вами банальничать, но не знаю, что можно сказать кроме как: слава, увы, испортила много характеров и исковеркала много судеб…

Причем, замечу я вам, самый сложный период в жизни тех, кто ее хлебнул, начинается, когда медные трубы вдруг замолкают, и перед человеком встает архисложная задача: остаться производительной единицей. Но при этом производить не свой офигенный образ, а что-нибудь отдельное от себя.

Вы ведь это ощутили на себе?

Да еще как! Когда-то я первым притащил в совковое телевидение прямоэфирный телефон. Тогда ничего подобного еще не видели, не знали. Даже Ельцин упомянул его на встрече с журналистами. «Смотрите-ка, — сказал, — мне докладывали, что, оказывается, где-то на телевидении есть программа, куда каждый может позвонить и все может сказать!»

После этого нам звонили и спрашивали: сколько вы там президенту дали за то, что он вас рекламировал? И после этого пошло: «Димочка, Димочка»… Все стали меня особенно любить. Но я всегда, мне кажется, знал этому цену. Во всяком случае, очень скоро почувствовал, что эта штука меня разрушает.

На самом пике славы?

Конечно, где же еще? Помню, я просыпался утром и думал: у меня все есть — квартира, машина, девки. Может, пойти поесть? Так я не голоден, только ночью ел… Может, по городу гулять? Так чего я буду гулять бесцельно?.. Бабки заработать — так сколько же их можно зарабатывать? Может, пописать сходить? Так ведь тоже не хочу…

Тупик?

Да. Но, знаете,  как-то так получается, что судьба ко мне благосклонна.  Как-то ночью пацанва мыла мне машину. И тут подходит контролировавший их мужик: «Ух ты! Ты Дибров? Класс! Знаешь, дам-ка я тебе сейчас по роже, а потом буду всем хвастать: я избил Диброва». Я просто опешил: Герострат, понимаешь!..

И тут вы прозрели…

Да. Подъехала милиция, мужика скрутили, все обошлось. А на следующее утро я все бросил и ушел «за кадр». Меня через два месяца забыли, все пришлось начинать с самого начала, и я на всю жизнь запомнил, что, когда идешь по красной ковровой дорожке, у тебя в любой момент может развязаться шнурок на ботинке.  Во всяком случае, с тех пор я уже ничего не боюсь. Место на ТВ место мне всегда найдется. За эти годы я приобрел уже 9 телевизионных профессий. Я и режиссер, и художник компьютерной графики. Я умею озвучивать, и пишу музыку ко всем своим программам. Ну и, конечно, я совсем неплохой ведущий, который делает совсем неплохие программы.