Комментарии к записи Дмитрий Дибров — о современных шутниках отключены

Дмитрий Дибров — о современных шутниках

Дмитрий, как вам самый громкий проект прошлого сезона — «Прожекторперисхилтон»?

Ну это очень интересный проект. Сначала, как советский человек 50 лет от роду, я испытывал отторжение. Потом присмотрелся. А потом посидел на задворках, увидел, как все это готовится. Мы имеем дело с самым уникальным объектом на телевидении. Главная метафизика происходит под черепной крышкой у Вани Урганта. При всем уважении к Саше, Сереже… При взгляде на факты он видит закономерность. Но при этом он умеет это показать чрезвычайно легко, по-петербургски смешно.

Мне показалось, что вам было не слишком уютно…

Было такое… Если честно, мне совершенно не нравится, что в последний год помимо моей воли разговоры обо мне крутятся только вокруг матримониальных вопросов.

Это правда, ваша женитьба стала довольно популярной темой для разговоров…

Конечно! Это же не я создавал массу телепроектов! Главное, что я женюсь время от времени.

Нельзя было как-нибудь приостановить шутников?

А что я мог я сказать? «Ребята, вы кончайте это кино, давайте еще о чем-то поговорим»? Я слишком поумнел. В свое время Олег Добродеев сказал мне с грустным взглядом: «Послушай, нельзя же так презирать аудиторию». Значит, это интересует аудиторию. Саше Цекало я еще могу как-то кивнуть — я его знаю 20 лет. Что я скажу этим детям — Ване и Сереже? Честно, так шутить, как они, я не могу. Они это просто фантастически делают.

Ургант сейчас невероятно популярен. Но при всей напускной легкости он очень закрытый человек. Я ни одного его нормального интервью не читал — только шутки…

А кто он вам, чтобы душу открывать? Друг, брат? В среднем человеку отпущено 10 лет на телевизионную славу. Можете проверить, вспомнив любую звездную фамилию. Ваня и Сережа Светлаков сейчас в зените своей славы. И тот же Ваня атакуем со всех сторон. Причем интересен не он лично, а телевидение в его лице. Сотни людей, с которыми он ни разу не выпивал на Новый год, ищут общения. В результате он отшучивается, чтобы защитить себя.

А вы как себя защищаете?

Если честно, я до сих пор полагаю, что в принципе я никто. Но защищаюсь очень просто — выключаю мобильник. Хорошо физикам и писателям, которые могут уйти в себя. А если ты экстраверт, у которого общение с людьми вошло в привычку?

Закрытие одного из самых престижных игровых клубов Москвы, лицом которого вы были, ударило по вашей работе?

Да! И теперь мне тоже приходится ездить по корпоративкам! Меня и раньше приглашали, но я отказывался — мне вполне хватало работы в казино. Но вы же понимаете, что мы зарабатываем совсем не на телевидении! Звезды еще должны доплачивать за то, что их показывают! В результате, начиная с пятницы, во все выходные вы звезд дома не обнаружите. Все работают! Причем бывает, что прилетишь в Тюмень, а оттуда еще летишь часов шесть… И когда в журналах появляются дачи нашего брата, задумайтесь, чего стоили эти дачи!

Ну люди скорее скажут: «Во устроился!»

Ага! Сидя с кофейком рядом с женой и сыном, ты открываешь журнал. А человек, чья дача там показана, в это время трясется на полпути между тундрой, болотами и Тюменью. А еще рейс отменят… Четыре года я обходился без этого, снимал тапочки и шел через Арбат в казино на работу. Сейчас все вернулось. Но я не жалуюсь, конечно.