Что общего у песни «Летний вечер» с музыкой группы «The Rolling Stones»? Как жилось Стасу Намину в Кремле? И куда он дел миллион долларов? Об этом и многом другом лидер группы «Цветы» расскажет ведущим программы «Временно доступен» Дмитрию Диброву и Александру Карлову в воскресенье, 28 октября, в 0.20 на канале «ТВ Центр». Мы печатаем фрагменты беседы.

– Вы и художник, и продюсер, и музыкант, и издатель… А что самое главное? Если бы вдруг нужно было остановиться на чем-то одном, что бы это было?

– Ну, мне кажется, большого достоинства нет, когда человек занимается разными вещами. Вопрос: как он это делает? А что касается, чем бы я занимался… Я, собственно, этим и занимаюсь – живу. Наверное, жизнь – это самое главное занятие. А все остальное – игра, эксперименты.

– То ли это журналистская утка, то ли опечатка: мол, вы родились и некоторое время жили в Кремле.

– Ну вот, желтизна начинается… Да, я жил в Кремле! Отец мой летчик, мама музыкант, закончила консерваторию. А дедушка занимался политикой. Тогда политические деятели высокого ранга жили в Кремле. И так получилось, что я пару дней жил в Кремле. Вот такой курьез.

– Что такое российский рок-н-ролл? На что это похоже?

– Да ни на что это не похоже. Как мне кажется, наш исконный рок-н-ролл, который можно назвать российским, связан, прежде всего, со стихами. Это авторы и исполнители. И те, которые действительно авторы и исполнители в рок-н-ролле, их можно пересчитать на пальцах одной руки.

– Что у вас вызывает ностальгию?

– Единственное, о чем я могу тепло сказать из всего нашего советского прошлого, – о кухонных традициях, неформальном общении. Это единственное, что вызывает ностальгию, чего нет нигде в мире, ни у кого. А мы можем сесть на кухне, найти общий язык с любым человеком, выпить и нормально поговорить обо всем.

– А Дом на набережной?

– Дом на набережной – это отдельная история. Я там имел роман с одной запрещенной поэтессой. Алена Басилова. Мы жили в коммуналке там. Так вот, у этой моей подруги была мама по фамилии Рустайкис. Она была тоже поэт, писала женские стихи. Однажды я ей говорю: «Ну что вы, Алла Александровна, все пишите стихи в стол…». Я выбрал одно стихотворение и пошел к одному странному человеку. Фамилия его была Экимян, он работал милиционером. Он все просил ему что-то написать, потому как сам музыку сочинял на рояле. И вот тут я решил убить двух зайцев: и Алле Александровне сделать приятное, и его ублажить. Я ему отдал стихи. И он тут же написал песню – «Снегопад, снегопад, если женщина просит…». Вот такая история.

– Вам не обидно, что у вас сейчас практически нет ротации?

– Я ведь не кокетничаю, когда говорю, что просто живу по кайфу. Если говорить о материальном достатке, что сейчас я мог быть миллиардером, это, наверное, да. Но это если бы у меня была такая цель в жизни. Помните, я сделал в «Лужниках» фестиваль против наркотиков? Я привез тогда Оззи Осборна, Бон Джови. Это был первый российский Вудсток еще при советской власти – в 1989 году. Тогда не существовало налоговой системы. Мы продавали и билеты, и майки, и все на свете. Тогда прибыль у нас была чуть больше миллиона долларов. И мы взяли эти два чемодана денег и отдали в фонд против наркотиков. Без всяких расписок, потому что тогда никто не понимал, что это такое. Наверное, когда мы закрыли дверь, началось та-акое… Тогда пятикомнатная квартира на Тверской стоила двадцать пять тысяч долларов. Представляете? Мы ведь никому ничего не были обязаны. Просто взяли и сказали: «Давайте отдадим». Ну, конечно, идиоты… Я не считаю это очень умным поступком. Если бы сейчас я это делал, я бы взял и купил бы что-то, доставил бы лично в наркологические больницы. Тогда был действительно рок-н-ролл, мы были наивные…

– Что такое счастье?

– Счастье – это внутреннее ощущение, абсолютно субъективное, которое вообще ни от чего не зависит. Его человеку Бог подарил. Когда-то я увлекся индийской философией, культурой, перестал есть мясо. И не ем уже сорок лет. Причем до того момента я болел. А когда перестал есть мясо, выздоровел от всех болезней. Уже сорок лет не болею ничем, даже насморком.

Источник