Не хотелось бы мне об этом говорить. Но, видимо, придется. Понимаете, я создан, чтобы работать. Я – пахарь. Когда пять лет назад сел в кресло ведущего «Антропологии», я был чернявый молодой казак. Каждую ночь, семь раз в неделю, вел прямой эфир, днем надо отоспаться, нельзя же с опухшей фезей появиться перед зрителями. И вот результат: я – седой. Сейчас работаю четыре ночи подряд в будни, да еще планирую занять и воскресенье. А мне уже 43!

А жить-то когда?!

Это и есть для меня жизнь!

Ну а семья, дети?

Ребятишек у меня полный комплект. Денис, 18 лет, и Лада, ей 13. Сын учится в Институте телевидения и радио. Вот принес на днях свою режиссерскую работу, я его похвалил. Даже Кирилл Легат спросил: «Телефон есть? Оставь!» Головастый парень, талантливый. А это же всего второй курс. А дочь моя – вообще королева! В будущем – звезда. Во-первых, она победитель конкурса сочинений Западного округа столицы. А во-вторых, я не видел более красивой девочки 13 лет, чем моя Лада. Дочка со своей мамой, моей второй женой, живет на Кутузовском проспекте.

А как дети реагируют на знаменитого отца?

Да вот как! Меня иногда приглашают в институт, где учится Денис, с лекциями. Когда я туда прихожу, мой сын сбегает с моих уроков и прячется.

Кстати, Денис носит вашу фамилию?

Да. Но она ему больше мешает, чем помогает. Он, понимаете ли, не очень учится, средне. Но от него же преподаватели требуют неимоверных знаний. Раз он Дибров, то должен знать больше других.

А Денис такой же ловелас, как папа в молодости?

А какой я был?

Ну, как же? Сами хвастались, что в Ростове не осталось не одной девушки, которую бы вы не соблазнили.

Я так старался жить, стремился к этому, но получилось ли, не знаю. В личную жизнь сына я не вмешиваюсь, для меня главное – его карьера.