Счастьем нам следует назвать равновесие между внутренними и внешними обстоятельствами жизни человека.

Например, Маркс придумал марксизм и вообще коммунизм только как попытку убрать разницу между сущностью и существованием человека. Эту дисгармонию Маркс посчитал главной проблемой человека. Если вы посмотрите на нашу жизнь сегодня, вы обнаружите, что мы живем по Марксу. Главная проблема любого человека – разница между сущностью и его содержанием.

Некто думает, что он великий художник, но вынужден вести жалкую, скучную серенькую жизнь скромного шофера только потому, что ему надо обеспечивать семью. Конечно, он несчастен. И конечно, он начинает во всем винить эту чертову семью,  а ведь он был бы таким художником!

Другой человек полагает, что он великий художник, да он художник и есть – вот же членский билет Московского союза художников. Увы, мы и здесь можем увидеть не менее несчастного человека. Раньше МОСХ устраивал  ему вернисажи по разнарядке, а при капитализме уже не устраивает, потому что на него никто не клюет, на его вернисажи никто не ходит… У него есть квартира на Дорогомиловке в кооперативе, он глубоко несчастен, потому что никто на свете не скажет: «Ах, какой же «Ван Гог – 2» живет на Дорогомиловке». И вот он опять съедаем противоречиями.

Но не только мужчины возраста, названного переходным, несчастны. В эту передрягу попадают и совсем юные особы. Вот начиталась она этих интервью с Собчак и думает, что главное, что счастье есть на свете, и начинается оно с Барвихи, а кончается все тем же Кап-Ферра. Плюс, конечно, и конечно ЦУМ-ГУМ. А человек, как известно, создан для счастья, как птица для полета, и вот она делает все от нее зависящее, чтобы в этот полет отправиться – то есть попадает в местное модельное агентство и/или мозолит глаза заезжим скаутам бесчисленных конкурсов красоты. А если у нее еще и бюст – это вообще билет в партер жизни! И наконец она как-нибудь – не будем гадать, как именно, «тоже мне бином Ньютона!»  -  оказывается в Барвихе и на пороге ЦУМа – вот оно счастье-то? Не тут-то было.

Быстренько выясняется, что вслед за этой коллекцией в следующем году придет новая. Ну, хорошо, счастье-то понятие сиюминутное, мы-то живем в этом сезоне, а в нем страшно актуально это суперудивительное ультрамариновое платье «Дольче и Габбана»… И вот уже так все сделалось, что все-таки вынул карточку, провел два раза – и на тебе то самое платье, которое ты видела в журнале еще в своем Саранске. Счастье? Не тут-то было.

Быстренько выясняется, что вечером в этом платье решительно некуда пойти. Не говоря уже о том, что все на свете – включая вот это-то самое платье, стоит, оказывается, таких усилий. Извините за натурализм, может, кому и нравятся толстые мужские животы, подернутые седой волосяной порослью. Может, кому и нравятся лысые черепа с мясистыми носами: «его нос напоминал мертвую грушу» (Владимир Набоков – Ред.). Нет так-то это тебе рисовалось. В этом ультрамариновом платье ты воображала себя в том самом вечно веселом мире, где Тимати и диджей Smash, где Собчак, Малахов, наконец,  Дибров – тот и вовсе, пишут, женится на всех подряд. И все танцуют, пляшут, и ты в этом платье.

Быстренько выясняется: нет! Оказывается, если такое и бывает, то только по пятницам, и надо знать, где это, да и пригласят ли. А хоть бы и пригласили за компанию с кем-нибудь – надо, оказывается, что-то делать в жизни до этой ослепительной, но такой короткой пятницы и после нее, иначе прослывешь «фуршетным паразитом», а такого не терпят ни Малахов, ни Собчак – те-то пашут! – да и Дибров, оказывается, не всегда и не на всех женится… Такая вот разница между сущностью и существованием! Барвиха – вот она, а ты сиди и жди, когда этот он вернется с селекторного совещания. А по пятницам обычно селекторные совещания длятся до утра. Нет, сначала, конечно, он ее брал, но потом перестал. А зачем? Осточертело. А потом близ Саранска, в Чебоксарах, выросла такая же, как она. И так же точно уже записалась в модельное агентство, и так же точно уже победила в местном конкурсе красоты. А это первый признак, что очередная жертва глянцевых журналов созрела для полета за счастьем. А у нее тот же бюст, что в свое время дал тебе билет в партер, только теперь на целых 2 сантиметра больше в обхвате. А господин Обхват не дремлет – его обслуживает целый штат загонщиков, и им видно, что еще один бюст созрел для их нехитрых сетей. А тут, кстати, в ЦУМе весенняя распродажа…

Я видел все это много тысяч раз. И что же выходит, права тюремная мудрость «Нет в жизни счастья», притом не только в каталажке, но и в Барвихе, и в ЦУМе, и даже на Кап Ферра?

Могу достоверно свидетельствовать: счастье есть. Оно в равной мере может быть и в Оптиной Пустыни, и на Лазурном берегу Франции. Как пишет мой великий друг Гребенщиков: «Я был на Ибице, и я был в Кремле. И я понял – все дело во мне.»

Потому что богат не тот, у кого много, а кому довольно.

Потому что победа над разницей между сущностью и существованием состоит в равновесии между внутренними и внешними обстоятельствами. Если не можешь нормализовать внешние обстоятельства – нормализуй внутренние. Это тебе под силу.