Комментарии отключены

Дмитрий Дибров о чувстве вины

Да, бывает. Ужасно, ночами не сплю. Недавно я в программе «Кто хочет стать миллионером?» поменялся местами с Леонидом Якубовичем. Я был игрок, а Леонид Аркадьевич – ведущий. И когда, наконец, дело дошло до звонка другу, Рустаму Ибрагимбекову, мне уже так хотелось, чтобы Рустам выдал ответ, что я забыл рассказать случай, который у нас с ним произошел. Я так потом мучился, что в игровом волнении забыл передать важные слова Рустама, не использовал случая, чтобы сделать их достоянием их 25 миллионам зрителей этой передачи по всему миру.

Давайте я через вас эти слова передам!

Недавно мы с Полиной были гостями на кинофестивале, который Рустам проводит ежегодно в Баку, где Восток встречается с Западом, этот фестиваль – важный для всех нас  диалог культур. Все мы, гости фестиваля, благодарили за гостеприимство и от души превозносили Рустама, поминутно называя его оскароносцем. Имея в виду, фильм «Утомленные солнцем», снятый по его сценарию Никитой Сергеевичем Михалковым, получил «Оскара». И вот Рустам поднимается и говорит: «Спасибо на добром слове, но я не люблю, когда меня называют оскароносцем. Получается, если я сегодня вечером заказал долму на ужин, я теперь «долмоед»? А если я «оскароносец», получается, вся моя жизнь теперь только и состоит в том, что я с ним ношусь и всем показываю – вот «Оскар»? Ну, однажды удалось картине получить «Оскара», но это же не главное наполнение моей жизни. Моя жизнь полна интересных кинопроектов, общественных проектов, у меня дочери, сыновья, переживания, друзья, масса всего». Представляю, что было бы, получи «Оскар» любой из нынешних 20-30-х кинематографистов, которые сценарии пишут, а сами смотрят в бухгалтерию, много ли там денег накопилось. Впрочем, что-то мне подсказывает, что именно им-то Господь награду и не дает. «Идущий за малой добычей, с малой добычей и пребудет» – говорит Рерих. Сначала нужно быть Ибрагимбековым и все-таки, что ни говори, получить «Оскар». Но нужно быть Ибрагимбековым и затем, чтобы потом не испытывать никакой привязанности к слову «оскароносец».